воскресенье, 17 июля 2016 г.

Епископ Сергий (Серафимов): Лухский уроженец на Астраханской кафедре

Епископ Сергий
(Серафимов)
Предлагаем вашему вниманию новый материал руководителя Миссионерского отдела Иваново-Вознесенской епархии игумена Виталия (Уткина). Он посвящен нашему земляку, юрьевецкому уроженцу епископу Астраханскому Сергию (Серафимову). Статья опубликована на сайте "Былое. История и современность".

В статье «Холуй-Шуя-Астрахань: путь архипастыря. Епископ Астраханский Мефодий (Петров)» я рассказал о двух наших земляках, бывших в XVIII столетии астраханскими архипастырями – епископе Иларионе и епископе Мефодии. Еще одним уроженцем земель, входящих ныне в состав Ивановской области, являлся епископ Астраханский и Енотаевский Сергий (Серафимов) (1836 -1902 г.г.).
В №10 «Костромских епархиальных ведомостей» за 1902 год был помещен некролог в память об епископе Сергии. На этот материал я и буду в значительной степени опираться.
Будущий епископ Сергий родился 13 октября 1836 года в семье пономаря села Пельны Юрьевецкого уезда Костромской губернии Алексея Серафимова.
Село Пельны (другое название - Покров-Пельна)  – это исчезнувший ныне населенный пункт, находившийся возле современной деревни Котово Лухского района Ивановской области.
Некогда это был волостной центр, приход которого к 1911 году включал 19 деревень с общим населением более трех с половиной тысяч человек. Дореволюционный историк И.В.Баженов в своей книге «Краткие статистические сведения о приходских церквах Костромской епархии» пишет, что в селе было целых три храма – два каменных и один деревянный: «2 храма, оба каменные, с такою же колокольнею: а) холодный, двухэтажный, построен в 1816 г. на средства прихожан и б) теплый, постр. в 1868 г. на средства прихожан, с добавлением 1500 руб. из церковных сумм. Ограда каменная с железной решеткой Кладбище в 1/2 вер. от церкви, окопано рвом; на нем деревянный храм, с такою же колокольнею, однопрестольный - в честь Всех Святых, построен в 1905 г. усердием бывшего церковного старосты Семена Игнатьевича Макаровского. В холодном храме 2 престола: а) вверху - в честь Покрова Пресвятой Богородицы и б) внизу - святит. Николая Чудотворца. В теплом 3 престола: а) Киево-Печерской иконы Божией Матери, б) преподобного Феодора Начертанного и в) преподобного Тихона Лухского чудотворца».
В наше время ни от храмов, ни от села практически ничего не осталось. Летом 2015 года здесь был установлен поклонный крест.
Детство будущего епископа Сергия прошло в бедности. Он часто потом об этом вспоминал, уже будучи архиереем. В некрологе Костромских епархиальных ведомостей говорится: «Последствием же испытанной бедности было крайнее сочувствие Владыки к своим многочисленным бедным родственникам и постоянное вспоможение им от своих средств». Но помогал он не только родне. Епископ Сергий был почетным членом-учредителем общества вспоможения бедным воспитанникам Костромской семинарии.
Во святом крещении будущий архипастырь был наречен Александром. Он обучался в Костромском духовном училище и Костромской духовной семинарии (с 1852 по 1858 годы), затем поступил в Московскую духовную академию, которую закончил в 1862 году по первому разряду со степенью магистра. После окончания академии он был направлен учителем философских наук в родную для него Костромскую духовную семинарию, где был затем преподавателем на протяжении 20 лет. Главными предметами, которые он преподавал, были еврейский язык и Священное писание. Так же в разные годы ему приходилось преподавать логику, психологию, математику. С 1867 года он состоял членом педагогического собрания семинарского правления, неоднократно исполнял должности инспектора семинарии и секретаря семинарского правления, в 1869 года с инспекцией посетил подчиненные Костромской семинарии Галичское и Солигаличское духовнеы училища.
В 1878 году он овдовел. 26 августа того же года он был рукоположен в сан священника к Успенскому собору города Лух, при этом оставлен преподавателем Костромской семинарии.
7 октября 1882 года он был пострижен в монашество с именем Сергий в честь преподобного Сергия Радонежского. Постриг по поручению архиерея совершил ректор Костромской семинарии архимандрит Иустин в Богородицком храме Ипатьевского монастыря.
24 октября того же года Сергий был возведен в сан архимандрита. Меньше чем через месяц, 13 ноября последовало Высочайшее утверждение всеподданнейшего доклада Святейшего Синода о бытии архимандриту Сергию епископом Выборгским, вторым викарием Санкт-Петербургской епархии.
В некрологе говорится о епископе Сергии: «Кострома далеко еще не забыла его, тем более, что он бывал в родном городе и после, уже в сане епископа. Последнее его посещение Костромы было в 1898 году. В Костроме у него есть немало и родных, и знакомых сослуживцев по семинарии. Все вспоминают почившего архипастыря одним только добром».
В Петербурге епископ Сергий (Серафимов) был председателем Совета Санкт-Петербургского братства Пресвятой Богородицы и Совета церковно-приходских школ.
С 24 апреля 1887 года был епископом Ладожским, викарием той же Санкт-Петербургской епархии.
С 5 декабря 1887 – епископ Вятский и Слободской.
Епископ Сергий во время пребывания на Вятской кафедре
С 21 мая по 21 августа 1893 года был вызываем для присутствования в Святейшем Синоде.
На Вятской кафедре епископ Сергий добился открытия в городе Глазове второго викариатства. При нем же в Вятке было открыто отделение Императорского палестинского общества с целью распространения сведений о Святой Земле. Владыка помог духовенству осуществить и давно задуманный проект по созданию кассы взаимопомощи (тогда говорили – взаимовспомогательной).
С 10 августа 1896 года — епископ Астраханский и Енотаевский.
Священник Михаил Благонравов, автор книги «Архиереи Астраханской епархии за 300 лет ее существования: 1602-1902 гг.» о деятельности епископа Сергия (Серафимова) на Астраханской кафедре пишет так: «Епископ Сергий обладал твердою волею, непреклонным характером, умом положительным. Суждения его были трезвы, мышление ясное и основательное. Отчетливость представления обсуждаемаго предмета, соединенная с свободою и точностью слова, светилась и в его устных беседах. Всегда самоуглубленный, самососредоточенный, он по внешнему виду казался строгим и даже суровым, но в его беседах и действиях отражалась, как в зеркале, отзывчивость его души ко всему доброму или требующему поддержки. Его строгость и суровость были не те, которыя переходят в жестокость, а это была скорее серьезность или самособранность, столь приличныя званию архипастыря, под которыми скрывается лишь желание не довести снисходительности до слабости. В пастырской деятельности он был энергичен. С удивительным терпением и вниманием читал все поступавшия к нему журналы и бумаги от разных подведомых ему учреждений, должностных и частных лиц, налагал на них резолюции, исполненныя знания церковных и гражданских законов. А таких журналов и бумаг к епархиальному apxиерею поступает масса, и труд чтения их есть труд весьма тяжелый, требующий много и времени, и внимания, и знания. Будучи сам ревностным исполнителем закона, долга и порядка, он и от подчиненных требовал строгой законности в действиях, правды, прямоты, соблюдения порядка, постояннаго труда, усердия к своему делу и ревностнаго исполнения своих обязанностей. Делами он продолжал заниматься до последних дней своей жизни, сидя и лежа, когда уже от крайняго истощения не мог ходить. А истощен он был до последней степени. Бывший при нем в последние дни доктор говорил, что такого истощения он никогда не встречал, и удивлялся, как при таком истощении может жить человек. В Астрахань епископ Сергий прибыл, как видно, с зачатками своей болезни, рака желудка, а потому с течением времени, с развитием болезни, при приеме просителей иногда бывал вспыльчивым и раздражительным; но по своей доброте, а может быть и в сознании допущенной им болезненной раздражительности после нередко делал даже больше того, о чем его просили, в пределах, конечно, своей власти.
Епископ Сергий с самого вступления своего на Астраханскую кафедру особенное внимание обращал на порядок церковных богослужений, на пение и чтение при богослужениях, на благолепие храмов и на правильную живопись св. икон в храмах. По этому поводу он давал указания благочинным, беседовал с священнослужителями при обозрении епархии и при всяком удобном случае, а однажды для беседы о сем собрал всех священно и церковнослужителей г. Астрахани в зал епархиальной библиотеки. По этому же поводу он нередко печатал в Астраханских епархиальных ведомостях свои распоряжения и целые статьи, из которых особенно замечательна его статья, под названием: «Руководственныя наставления и указания пастырям церкви об иконописи, церковной живописи, о церковном чтении и пении». Для большей торжественности и благолепия богослужений в высокоторжественные (царские) дни, по предложению Владыки, Совет Кирилло-Мефодиевскаго Братства заготовил и разослал по всем церквам иконы святых, память которых совершается в эти дни, чтобы пред этими иконами совершались «величания» на всеночных бдениях. Астраханское общество, в благодарность за его труды и заботы по устроению церковнаго благочиния, поднесло ему 8 июля 1901 г. панагию и адрес.
Заботясь о просвещении Астраханской паствы, Преосвященный в 1897 г. увеличил состав членов причта при 48 церквах. С этою же целью, чтобы доставить прихожанам более удобную возможность приобретать книги и брошюры религиозно-нравственнаго содержания, по его предложению, Кирилло-Мефодиевское Братство открыло торговлю такими книгами и брошюрами в свечных лавочках, находящихся в разных частях города.
Eпископ Сepгий внимательно относился к духовным учебным заведениям г. Астрахани и принимал близко к сердцу их нужды. Благодаря его вниманию и заботливости, наставники духовно-учебных заведений стали получать значительную прибавку к своему скудному жалованью из сумм свечного завода. Наставники, например, семинарии стали получать в прибавку по 300 руб. в год. Эта прибавка имеет весьма важное значение для учебно-воспитательнаго дела в семинарии. Наставники духовных семинарий, люди с высшим, академическим, образованием, в первые пять лет службы получают жалованья по 750 руб. в год за 12 недельных уроков, а потом по 900 руб. В других семинариях существуют параллельные классы, а потому наставники семинарий, имея добавочные уроки, получают за них дополнительное вознаграждение. В Астраханской же семинарии параллельных классов нет, и наставники живут на один только оклад жалованья за 12 уроков. Кроме того, в г. Астрахани жизнь на столько дорога, что в других губернских городах, кажется, нет и подобия такой дороговизны, кроме городов столичных. Но в столичных городах наставники семинарии получают увеличенный оклад жалованья. Нельзя не отметить здесь и того печального явления, что между наставниками духовно-учебных заведений г. Астрахани существует большая смертность. Астраханский климат разрушительно действует на здоровье молодых наставников, назначаемых в Астрахань из верховых губерний прямо с академической скамьи, притом же истощенных научными занятиями в академии. Все это, вместе взятое, вынуждало наставников переходить в другие семинарии. Переходы были ежегодно, а в некоторые годы выбывало по нескольку наставников. Кафедры пустовали, учебно-воспитательное дело страдало. Теперь, с увеличением жалованья, жизнь наставников несколько улучшилась, и переходы их стали реже. Поэтому увеличение жалованья наставникам нужно считать одним из важных дел епископа Сергия».
Священник Михаил Благонравов продолжает: «Епископ Cергий, как сказано выше, во время своей тяжелой болезни продолжал заниматься епархиальными делами. Наконец, уже в последние дни своей жизни, он обратился с просьбою в Св. Синод назначить ему помощника. Указом Св. Синода в помощь ему был назначен преосвященный Тихон, епископ Николаевский, викарий Самарской епархии. Епископ Тихон, во исполнение сего указа, выехал из г. Николаевска 9 апреля на пароходе; но пароход, затертый льдом, простоял на р. Волге несколько дней, так что Преосвященный прибыл в Астрахань только 15 апреля, когда епископ Сергий уже умер, и о смерти его сообщено было уже в Св. Синод. Поэтому телеграммою из Св. Синода от 14 апреля еп. Тихону поручено было управлять Астраханскою епарxиeй впредь до назначения новаго епископа, которою он и управлял до получения указа о назначении на Астраханскую кафедру Преосвященнейшаго Георгия, до 7 мая 1902 года».
Епископ Сергий вместе с многочисленными административными занятиями постоянно занимался учёными и литературными трудами. Многочисленные слова и речи, печатавшиеся на страницах епархиальных органов, отличались особенной простотой и назидательностью и касались самых разнообразных вопросов богословия и истории.
Вот перечень опубликованных трудов епископа Сергия:
«Правило и практика церкви относительно присоединения к православию неправославных христиан». Кострома, 1882; Вятка, 1884.
«Из переписки блаженного Августина с Иеронимом о словах Апостола Павла». Гал. II, 11-14. «Чтения в обществе любителей духовного просвещения» 1875.
«О разночтениях 95 пр. VI-го Вселенского Собора» Астрахань, 1904.
«Сборник сочинений в 2-х частях» Астрахань, 1901. Отзыв прот. А. Смирнова о нем. См. "Приб. к «ЦВ» 1901, № 24, с. 836—865.

Епископ Сергий (Серафимов) скончался 13 апреля 1902 года в Астрахани. Он был погребен в крипте Астраханского Успенского собора, где покоятся и другие архипастыри, в том числе епископ Мефодий (Петров).

Игумен Виталий (Уткин)