Избранное сообщение

23-25 октября: Пояс Пресвятой Богородицы в Иванове

Осенью 2011 года великая святыня христианского мира, часть Пояса Пресвятой Богородицы, в течение месяца путешествовала по нашей стране с ...

вторник, 23 июня 2015 г.

Земное и вечное в жизни Щаповых. Статья вторая

В №6 журнала "Ивановский Бизнесъ" опубликована статья руководителя Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Иваново-Вознесенской епархии игумена Виталия (Уткина) "Земное и вечное в жизни Щаповых. Статья вторая". Она рассказывает о послереволюционной судьбе семьи Щаповых, меценатов Успенского храма села Иваново, нынешнего Успенского кафедрального собора. Предлагаем ее нашим читателям.

В предыдущей статье мы рассказали о жизни видных иваново-вознесенских предпринимателей Терентия Алексеевича Щапова (1818 – 1895 г.г.) и его сына, Николая Терентьевича Щапова (1849 – 1936 г.г.). Эти бывшие крепостные крестьяне на протяжении 50 лет были старостами Успенского храма Иваново-Вознесенска, благоукрашали его на свои средства. Сегодня мы расскажем о судьбе их семьи после революции.
Исторические испытания в равной степени ввергают в свой водоворот и людей верующих, и тех, кто Бога отрицает. Но из тяжких испытаний люди выходят по-разному. Те, кто старались жить по заповедям Божиим, строили и поддерживали храмы, в конечном счете, даже если претерпят скорби, не будут оставлены Господом. На примере жизни семьи Щаповых это очень хорошо видно.
Ко времени Первой мировой войне бизнес Н.Т.Щапова достиг своего расцвета. После начала боевых действий щаповская фабрика поставляла на фронт полотняные «стаканы» (небольшие мешки под пороховые пушечные заряды) для трехдюймовых пушечных гранат и миткаль для пошива солдатского белья.
До самой революции здесь активно развивалось производство, вводились многочисленные технические новшества.
В 1915 году Николай Терентьевич Щапов на свои средства открыл в Иваново-Вознесенске госпиталь для раненых солдат, заведовать которым он назначил свою дочь Ольгу. Она же была здесь старшей сестрой милосердия.
Сын Н.Т.Щапова Димитрий Николаевич в чине поручика служил на Западном фронте, награжден нашейным крестом святого Владимира III степени. Его жена Надежда находилась рядом с мужем в действующей армии, также служила сестрой милосердия.
Николай Терентьевич построил и содержал богадельню для престарелых рабочих своих фабрик. Именно в ней пришлось ему провести свои последние годы.
После революции дом Н.Т.Щапова (ныне – здание Ивановской сельхозакадемии) был конфискован, фабрики национализированы.
В сентябре 1918 года Николай Терентьевич и двое его сыновей, Алексей и Геннадий, были арестованы. Их не расстреляли, как многих других, а в ноябре отпустили на свободу. Больно было видеть Николаю Щапову, как под управлением фабричного комитета разваливается производство на его предприятии. Не раз просил он фабком допустить его до «заведования делом», но всегда получал отказ. В итоге производственный процесс разрушился и фабрика закрылась.
Пришла беда и в Успенский храм. В 1924 году он был занят раскольниками-обновленцами.
Николай Терентьевич пишет в своих воспоминаниях: «Всё пришло к разрушению, старостой я отказался быть. Церковь обокрали, все ризы сняли… Иконостас и святые иконы испортили, переделали бывшее центральное отопление – поставили две печи железные. Но вышло хуже. Дров нет».
В 1922 году во время изъятия церковных ценностей в Успенском храме было конфисковано 18 пудов (288 килограмм) серебра – ризы с икон, облачение престола, лампады.
В 1928 году скончалась жена Николая Щапова София Михайловна Щапова. Она была погребена в родовом склепе на Успенском кладбище. Здесь же лежали дед Николая Терентьевича Алексей Федорович и его бабушка – Анастасия Ивановна.
Но уже в 1933 году Успенское кладбище было снесено. Прямо на бывших могилах устроили танцевальную площадку, а само кладбище превратили в сад «Меланжист» с летним кинотеатром и читальней. В народе это место получило название «парк живых и мертвых».
Не уцелели и могилы родителей Николая Щапова – Терентия Алексеевича и Харитины Яковлевны. Они располагались на кладбище у Покровского собора. Могилы были уничтожены, надгробия пустили на бордюрный камень для городских улиц. Сейчас на этом месте – Дворец искусств.
В 1927 году Николая Терентьевича вместе с женой и дочерью Зинаидой лишили избирательных прав. Он скончался в 1936 году в крайней бедности.
Некоторые из детей Н.Т.Щапова пострадали за веру Христову.
Его дочь Елизавета была замужем за купцом Михаилом Лаврентьевичем Гандуриным. Он являлся товарищем (заместителем) директора Иваново-Вознесенского общественного банка и старостой Крестовоздвиженского храма г.Иваново-Вознесенска.

Михаил Лаврентьевич Гандурин с супругой Елизаветой Николаевной

Крестовоздвиженский храмовый комплекс находился на месте современной площади Революции. В него входили два величественных храма и две колокольни. Большая колокольня была высотой 64 метра, а самый крупный колокол на ней весил 1300 пудов (почти 21 тонну). Здесь располагалось одно из самых главных старинных кладбищ Иваново-Вознесенска. Крепкий, многочисленный приход в центре города, конечно же, мешал большевикам.

Крестовоздвиженский храмовый комплекс

На протяжении всех 20-х годов продолжались аресты и высылка священнослужителей. Елизавета Николаевна Щапова, ее сестра Зинаида Николаевна, другие активные прихожанки объединились, чтобы материально поддерживать ссыльных. По сути, это был как бы подпольный церковный «Красный крест».
В 1930 году ГПУ сфальсифицировало дело о «контрреволюционной церковно-монархической организации», якобы существовавшей при Крестовоздвиженском приходе и других храмах города. По нему проходило 58 человек. Михаил Лаврентьевич Гандурин был осужден на 8 лет концлагерей. Его супруга и помощница Елизавета Николаевна была арестована 1 ноября 1930 года. На допросах она держалась стойко, никого не выдавала. Всю вину она приняла на себя и заявила следователю: «Я давно принимала близкое участие в жизни Крестовоздвиженской церкви, во-первых, потому что я – глубоко верующий человек, во-вторых, потому, что эта церковь была приходом всего нашего рода Гандуриных. Месяца три-четыре назад я взяла в свои руки управление. Всеми денежными операциями ведала я».
Итогом стали многие годы, проведенные Елизаветой Николаевной в концлагерях и ссылках.

Елизавета Николаевна в ссылке.
Ее судьбу разделила другая дочь Н.Т.Щапова – Зинаида Николаевна. Обвинение гласило: «Является постоянной богомолкой, вела переписку с ссыльными церковниками, оказывала им материальную помощь». За этим последовало тюремное заключение.
В 1938 году арестовали и расстреляли сына Н.Т.Щапова – Анатолия Николаевича.
В 1932 году власти взорвали храмы и колокольни Крестовоздвиженского прихода, в котором столько лет трудилась Елизавета Николаевна Щапова вместе со своим супругом. На этом месте хотели построить огромный Дом Советов, однако из затеи ничего не вышло. Никто даже и не вспоминает сейчас о планах безбожников, пафосно и торжественно рушивших храмы в центре Иваново-Вознесенска, а затем переименовавших и сам город.
А вот труды и молитвы Щаповых не погибли. Род этих искренних православных христиан, много трудившихся для Бога не исчез - несмотря на все тяжелейшие испытания и скорби, выпавшие на их долю.
У Николая Терентьевича и Софии Михайловны Щаповых было 15 детей, 11 внуков, 12 правнуков, 11 праправнуков, 5 – прапраправнуков. Сегодня в различных местах России проживают более 30 потомков Щаповых и членов их семей.
Долгие годы Николай Терентьевич Щапов был старостой Успенского храма Иваново-Вознесенска и Воскресенского храма села Ермолино. Успенский храм ныне возродился и стал кафедральным собором. Воскресенский храм села Ермолино не закрывался никогда.
В 2012 году был издан «Иваново-Вознесенский синодик», в который включен и род Щаповых. Теперь он поминается за богослужением во многих храмах и монастырях Иваново-Вознесенской епархии.
Церковное дело Терентия и Николая Щапова продолжает жить. Живут и они сами, как мы верим – в Царстве Небесном. Таков итог земного пути тех, кто «в Бога богатеет», кто свои капиталы считает лишь инструментом, данным Господом для добрых дел.

игумен Виталий (Уткин),
Журнал «Ивановский Бизнесъ», №6, 2015 г.